№ 1, январь 2018

Выберите номер:

Купить этот номер
в электронном виде
Совет: Подпишитесь на содержание новых номеров и уведомления об акциях и специальных предложениях журнала «Отдел кадров» на ваш e-mail!

Другие
наши издания

  • Журнал «Экология на предприятии»
  • Журнал «Заработная плата»
  • Журнал «Планово-экономический отдел»

В Верховном Суде обсудили вопросы формирования правоприменительной практики положений Декрета «О развитии предпринимательства»

19 декабря 2017, 16:45

23.11.2017 Президентом подписан Декрет № 7 «О развитии предпринимательства» – один из ключевых документов из пакета НПА, нацеленных на улучшение бизнес-климата в стране.

Одной из самых ожидаемых в деловом сообществе новаций стал подп.5.6 Декрета, согласно которому собственник имущества юрлица, признанного экономически несостоятельным (банкротом), его учредители (участники) или иные лица, в т.ч. руководитель юрлица, имеющие право давать обязательные для этого юрлица указания либо возможность иным образом определять его действия, несут субсидиарную ответственность при недостаточности имущества юрлица только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юрлица была вызвана виновными (умышленными) действиями таких лиц.

Каким образом будет формироваться после вступления указанной нормы в силу правоприменительная практика по делам о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, признанного банкротом, обсудили 15.12.2017 в Верховном Суде в ходе расширенного совещания.

В ходе встречи участники обсудили ряд актуальных вопросов.

Первый касался возникшей сегодня в юридическом сообществе дискуссии о том, исключает ли подп. 5.6 Декрета основание привлечения к субсидиарной ответственности за неподачу должником заявления о банкротстве. Одни полагают, что, поскольку изменения в действующий Закон от 13.07.2012 № 415-З «Об экономической несостоятельности (банкротстве)», положениями ч. 3, 6 ст. 11 которого такое основание предусмотрено, не внесены, следует руководствоваться действующей нормой. Иные считают, что Декрет установил универсальное правило привлечения к субсидиарной ответственности, в соответствии с которым субсидиарная ответственность за неподачу должником заявления о банкротстве исчезает автоматически.

Ранее суды исходили из того, что субсидиарную ответственность по ч. 2 ст. 11 Закона № 415-З влекли не только действия виновного лица, но и его бездействие или некие неосмотрительные действия. Во всех случаях экономические суды исследовали причинно-следственную связь между неисполнением ответчиком своих обязанностей в отношении юрлица и наступившими последствиями в виде признания этого юридического лица банкротом.

Теперь согласно подп. 5.6 Декрета субсидиарная ответственность будет возникать только в случае, если экономическая несостоятельность (банкротство) юридического лица была вызвана виновными (умышленными) действиями. Каким образом будет применяться судами новелла и определяться виновные умышленные действия, покажет судебная практика.

Часть делового и адвокатского сообщества считают, что вину должен устанавливать суд и лишь приговором суда. Если приговора суда нет, то и вины нет и, как следствие, нет субсидиарной ответственности. Но Гражданский кодекс, и процессуальный закон позволяют устанавливать вину при рассмотрении дел о привлечении к субсидиарной ответственности. На это и будут ориентированы суды – установление виновности в рамках состязательности процесса. В этой связи перед Департаментом по санации и банкротству Минэкономики стоит задача по соответствующему обучению антикризисных управляющих как лиц, чаще других подающих иски о привлечении к субсидиарной ответственности.

Второй не менее важный вопрос, вынесенный на обсуждение, касался определения перечня субъектов субсидиарной ответственности. Сейчас они четко определены в Декрете – это собственник, учредители (участники) или иные лица, в т.ч. руководитель юрлица, имеющие право давать обязательные для этого юрлица указания либо возможность иным образом определять его действия.

В ходе совещания также обсудили возможность применения обратной силы подп. 5.6 Декрета.

Единой позиции о возможности применения обратной силы на сегодняшний день не выработано в силу разных мнений. Согласно ст. 4 ГК акты гражданского законодательства не имеют обратной силы. В то же время ст. 67 Закона от 10.01.2000 № 361-З «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» гласит о том, что НПА имеет обратную силу, когда он смягчает или отменяет ответственность граждан, в т.ч. ИП, и юрлиц, либо когда в самом НПА или в акте о введении его в действие прямо предусматривается, что он распространяет свое действие на отношения, возникшие до его вступления в силу.

Общие алгоритмы действий по применению новелл Декрета необходимо выработать в ближайшее время. От того, насколько точен будет выбор стратегии и просчитаны все риски, включая социальные, зависит как правоприменительная практика в целом, так и дальнейшее совершенствование законодательства о банкротстве.

Информация подготовлена редакцией портала «Нормативка.by» с использованием материалов пресс-службы Верховного Суда Республики Беларусь

 

Новости по теме: