№ 10, октябрь 2005

Выберите номер:

Купить этот номер
в электронном виде
Совет: Подпишитесь на содержание новых номеров и уведомления об акциях и специальных предложениях журнала «Отдел кадров» на ваш e-mail!

Другие
наши издания

  • Журнал «Экология на предприятии»
  • Журнал «Заработная плата»
  • Журнал «Планово-экономический отдел»

«Психи», меняющие мир и заставляющие меняться нас

Рубрика «Секреты управления персоналом»

Новая страница 1

«Секреты управления персо­налом»: В недавнем интервью одному журналу Питер Друкер  сказал, что за прошедшие
100 лет харизмы было слишком много. Возможно, настало время подготовить тренинг о том, как бороться с харизматиками?

Радислав Гандапас: Малень­кий мальчик, увидев в автобусе офицера, сказал маме: «Было бы хорошо, если бы не было военных. Тогда не было бы войны». А еще маленькие мальчики думают, что ветер дует оттого, что деревья качаются. Друкер вроде не ма­ленький мальчик и заметил, что спрос на харизматиков появляется в смутные, переломные времена. Ему показалось, что времена смут­ные, потому что харизматиков мно­го. Друкеру не харизмы было мно­го, а катастроф, войн и революций. Хотя справедливости ради нужно сказать, что люди, наделенные ха­ризмой, и сами чувствуют, что эф­фективны в кризисные периоды.
И притягивают ситуации, чреватые кризисом. Они идут на обострение отношений с конкурентами, на от­крытые конфликты с властями, устраивают бесконечные авралы. Для них действительно жизнь — борьба. Таким образом, бороться с харизматиками — только их же тешить.

 

«СУП»: Как, по вашему мнению, эффективно уменьшить чью-то харизму?

Р.Г.: Прием старый и даже баналь­ный. В фильме «Иван Васильевич меняет профессию» звучит фраза: «А царь-то не настоящий!» Достаточно показать адептам харизма­тического лидера, что их царь — не настоящий. То есть, нужно разру­шить миф о нем. Основополагаю­щие принципы харизматического мифа следующие: харизматический лидер живет ради реализации своей миссии; харизматический лидер получил власть легитимно; хариз­матический лидер всегда выходит победителем. Для разрушения ха­ризматического влияния бывает до­статочно предъявить адептам хариз­матика факты, свидетельствующие о его корыстолюбии, жульничестве в ситуации прихода к власти и ее отстаивании, и для полноты картины указать на его просчеты и проигрыши. Обычно после этого фанатич­ные сторонники становятся столь же фанатичными гонителями.

 

«СУП»: Если настолько просто уменьшить харизму, то почему харизматические личности так долго остаются на вершине?

Р.Г.: Потому что не находится лиц, заинтересованных в разрушении этого харизматического влияния. Не будем забывать, что свер­гнуть — полдела. Необходимо занять это место и утвердиться на нем. Тут нужны масштабные цели и достаточные ресурсы. Сегодня нет ни одной фигуры в бизнесе, рели­гии или политике, которую нельзя было бы, используя знания хариз­матики, сбросить с пьедестала. Другое дело, что его тут же должна занять другая персона и нужно работать над формированием соответствующего отношения к ней. Наши пиарщики уже научились разрушать. Вот только созидать, судя по результатам, у них получается не так хорошо. «А что дальше?» — возникает вопрос. Когда уходит харизматический лидер, людей охва­тывает чувство незащищенности, осиротелости, своеобразного конца света. И это нужно учитывать.
С такой проблемой сталкиваются менеджеры акционерных предпри­ятий, пришедшие на смену хариз­матичным «красным» директорам. Нескоро удается обещаниями сво­евременных выплат и социальных пакетов перебить влияние харизмы ушедшего руководителя. Коллектив еще долго находится в состоянии, мягко говоря, непродуктивном. Созидательная часть харизматики должна сегодня привлекать больше внимания, чем разрушительная. Та­ково мое мнение.

 

«СУП»: Могут ли в одной компа­нии уживаться несколько хариз­матиков?

Р.Г.: Этот вопрос мне задают часто. Однозначный ответ на него дать проще простого. В моей практике бывали случаи, когда два харизма­тика все-таки уживались, бывали случаи, когда расставались. Если переформулировать этот вопрос, например, в такой: «Как несколь­ким харизматикам ужиться в одной компании?», то ответ на него по­лучится интересным. Если хариз­матические личности находятся на разных уровнях управленческой структуры и не пересекаются по горизонтали — мирное сосуще­ствование ничем не может быть омрачено. Такая ситуация создает что-то вроде воздушных коридо­ров, которые не дают самолетам столкнуться. Харизматики могут оказаться и в ситуации подчинения друг другу. И здесь бывали случаи успешного сосуществования, если нижестоящему хватало ума жить по принципу «Слуга — царю, отец — солдатам» и распространять свое харизматическое влияние на ни­жестоящих, а не на руководство. Умный харизматик может долго сдерживаться, выжидать, когда его руководитель даст слабину, и в удобный момент сделать рывок и занять его место. До этого момен­та он может даже не производить впечатления человека, склонного к лидерству. Продуктивное сосуще­ствование харизматиков на горизонтальной линии возможно лишь при четком разделении полномочий и полном устранении пересечения интересов.

«СУП»: Согласны ли вы, что харизматики — не командные люди?

Р.Г.: Харизматики — командные люди, но в команде они стремятся быть командирами. Если такой возможности нет, они могут стать неформальными лидерами и быть в жесткой оппозиции к официаль­ному руководству. Харизматики никогда не удовлетворены той властью, которую имеют. Они всегда стремятся к большей. Это нужно принять как факт, и если в коллективе вам попался харизма­тический подчиненный, его лучше сделать союзником. Впрочем, харизма может ничем не выдавать себя до поры до времени.

 

«СУП»: Можно ли назвать ха­ризму, которая не дана свыше, а развивалась на тренингах, полноценной?

Р.Г.: Можно ли ребенка, учившего­ся в музыкальной школе, назвать полноценным музыкантом? Можно ли менеджера, не наделенного свыше даром управления, но прошедшего MBA, назвать полно­ценным? Это странный вопрос. Во-первых, любой талант нужно развивать. Или он останется на­клонностью. Лидеры, вошедшие в историю с ярлыком «харизматик», упорно работали над собой, раз­вивали себя. Идея о дарованности харизмы свыше — тоже часть мифа, оправдывающая право ли­дера на власть. Поэтому предла­гаю харизму, развитую на тренин­ге, засчитать как дар свыше.

 

«СУП»: Есть мнение, что руко­водитель-харизматик далеко не самый лучший вариант для ком­пании. Что вы думаете по этому поводу?

Р.Г.: Некая исследовательская группа в Соединенных Штатах пришла к выводу, что компании, возглавляемые харизматическими лидерами, в среднем показывают более скромные результаты.
Я решил выяснить, в каких усло­виях проводились замеры. Ока­залось, в мирное, спокойное для компаний время. Для чистоты экс­перимента такое же исследование следовало бы провести во время аврала, финансового кризиса, кри­зиса власти. Мы увидели бы, что подобные ситуации более эффек­тивно проходят компании, возглав­ляемые именно харизматическими лидерами. Впрочем, я ловлю себя на мысли, что мы сейчас искус­ственно создали ущербную типо­логию, разделив лидеров на хариз­матических и нехаризматических. Элементы харизматического влия­ния используют все руководители. Вот к применению этого арсенала все они способны в разной степени.

 

«СУП»: Складывается впечатле­ние, что руководители-харизматики сами и создают подобную ситуацию, поскольку им это выгодно. Высасываются из пальца враги, с которыми необходимо бороться, и так далее. История очень известная.

Р.Г.: Именно так они и поступают.
И даже сами искренне верят, что живут в окружении врагов. В край­нем случае, они обычные процес­сы обставляют, как войну. Могут манией преследования заразить и своих подчиненных. Рождается миф о внедренных конкурентами агентах, которые занимаются под­рывной работой и шпионажем. Сотрудники начинают подозревать друг друга. Харизматикам подоб­ная атмосфера нравится. Они в это играют с упоением.

 

«СУП»: Для канадского специ­алиста по психопатии Роберта Хейра харизматик и психопат — практически синонимы. Это мнение он подкрепляет резуль­татами исследований руководителей компаний.

Р.Г.: Как бывший учитель русского языка могу сказать, что синонима­ми эти слова быть никак не могут, поскольку тогда любого человека с расстройством психики можно было бы именовать харизматиком и наоборот. А вот то, что харизма­тики с точки зрения психологии довольно часто балансируют на грани нормы и патологии, — это факт, уже не требующий дока­зательств. Всякий, кто работал под началом харизматического руководителя, помнит ситуации, когда переживал за психическое здоровье шефа. Однако это толь­ко укрепляет харизму, отличает харизматика и делает его непо­нятным окружению. Это и ведет к тому, что его окружают мифами, легендами. Истории известны факты, когда у власти длительное время оставались люди, став­шие психически больными в ходе управления. Но сила личности, ав­торитет и вера людей в них были так велики, что этого не замечало даже окружение. Конечно, в биз­несе другой масштаб. И подобные случаи вряд ли возможны. Но и здесь мы должны согласиться с тем, что носители харизмы — люди необычные, нестандартные, способные своим «безумством» заражать других людей. Так безумен влюбленный, так безумен поэт, снискавший вдохновение, так безумен спортсмен, одержи­мый победой. Многим они кажутся психами. Но именно такие «психи» меняют мир и заставляют менять­ся нас.

 

 

Данный материал публикуется частично. Полностью материал можно прочитать в журнале «Отдел кадров» № 10 (57), октябрь 2005 г. Воспроизведение возможно только с письменного разрешения правообладателя.