№ 10, октябрь 2006

Выберите номер:

Купить этот номер
в электронном виде
Совет: Подпишитесь на содержание новых номеров и уведомления об акциях и специальных предложениях журнала «Отдел кадров» на ваш e-mail!

Другие
наши издания

  • Журнал «Экология на предприятии»
  • Журнал «Заработная плата»
  • Журнал «Планово-экономический отдел»

РАСТОРЖЕНИЕ СРОЧНОГО ТРУДОВОГО ДОГОВОРА ПО ТРЕБОВАНИЮ РАБОТНИКА

Рубрика «Судебная практика»

В.В. Подгруша, судья Конституционного Суда Республики Беларусь, заслуженный юрист Республики Беларусь

По общему правилу работник, заключивший срочный трудовой договор, не имеет права уволиться по собственному желанию до истечения срока договора. Лишение работника такого права предопределено прежде всего особым характером срочного трудового договора, в силу которого работник должен отработать у нанимателя в течение срока договора. Исключением из правила является предусмотренная ст. 41 Трудового кодекса Республики Беларусь возможность расторжения срочного трудового договора до истечения срока договора при наличии уважительной причины.

Статья 41 ТК определяет условия досрочного расторжения срочного трудового договора по требованию работника, ч. 1 которой звучит следующим образом: «Срочный трудовой договор (п. 2 ст. 17 ТК) подлежит расторжению досрочно по требованию работника в случае его болезни или инвалидности, препятствующих выполнению работы по трудовому договору, нарушения нанимателем законодательства о труде, коллективного или трудового договора и по другим уважительным причинам». 

Поэтому, несмотря на допускаемое законодательством многообразие срочных трудовых договоров, под дей­ствие указанной статьи в силу ссылки на п. 2 ст. 17 ТК подпадают только срочные трудовые договоры, заключенные на определенный срок не более 5 лет. К таким договорам относятся и контракты. На другие разновидности срочных трудовых договоров, предусмотренных, в частности, п. 3–5 ст. 17 ТК, дейст­вие ст. 41 ТК не распространяется, хотя  такое понимание сферы действия ст. 41 ТК не является единственным и бесспорным. По мнению известного ученого­трудовика В.И. Кривого, отсылка к п. 2 ст. 17 ТК не может быть реализована в жизнь хотя бы потому, что договор на время выполнения определенной работы является по своей сути договором на определенный срок, при котором окончание определено наступлением определенного события (например, завершением работы, выходом другого работника, истечением сезона). Учитывая это, В.И. Кривой делает вывод, что на основании ч. 1 ст. 41 ТК можно расторгать любые виды срочного трудового договора, предусмотренные в п. 2–5 ст. 17 ТК.

Однако несмотря на изложенные подходы, следует признать, что такое расширительное понимание содержания нормы ч. 1 ст. 41 ТК явно не согласуется с четкой и однозначной позицией законодателя, выделившего из всей массы срочных трудовых договоров только одну категорию, предусмотренную п. 2 ст. 17 ТК. Тем более что по отношению к некоторым другим видам договоров применение ст. 41 ТК в качестве основания для досрочного расторжения трудового договора также не имеет практического значения. Например, сезонный работник вправе расторгнуть трудовой договор по собственному желанию, не объясняя это никакими причинами. Единственное условие — предупреждение нанимателя за три дня до срока, когда работник желает прекратить трудовые отношения, если только между сторонами не достигнуто соглашение о расторжении договора до истечения срока предупреждения.

Приведенный в ст. 41 ТК перечень обстоятельств, признаваемых уважительными причинами, при наличии которых работник вправе требовать досрочного расторжения срочного трудового договора, не является исчерпывающим, поскольку закон допускает расторжение срочного трудового договора и «по другим уважительным причинам».

В силу сложившихся подходов в судебной практике уважительными причинами признаются:

  • выход на пенсию;
  • направление супруга (супруги) на работу (службу) за границу;
  • избрание на выборную должность либо должность, занимаемую по конкурсу;
  • необходимость ухода за больным членом семьи либо за инвалидом I группы;
  • зачисление на дневную форму обучения в учреждение, дающее получение высшего, среднего специального, профессионально­технического образования, зачисление в очную аспирантуру, докторантуру, клиническую ординатуру;
  • радиоактивное загрязнение территории;
  • беременность женщины;
  • наличие трех и более детей, не достигших 16 лет (учащихся, не достигших 18 лет), и др.

Наниматель при принятии соответствующего решения должен убедиться в том, что причина, указанная работником в заявлении, на основании которой он требует расторгнуть трудовой договор, имеет место, и ее наличие подтверждается необходимыми документами.

К документам, подтверждающим уважительность причин увольнения, относятся медицинское заключение (если требование расторгнуть трудовой договор обусловлено необходимостью ухода за больным членом семьи или ребенком в возрасте до 14 лет, ребенком-­инвалидом в возрасте до 18 лет), справка медико-­реабилитационной экспе­ртной комиссии (МРЭК) (при необходимости ухода за инвалидом I группы), справка­вызов учреждения образования (при поступлении на учебу) и т.п.

Если причина увольнения — болезнь или инвалидность самого работника, то в каче­стве необходимого условия, названного непосредственно в законе, должно быть подтверждение медицинским заключением, что состояние здоровья работника препятствует выполнению работы по трудовому договору. При этом в качестве указанного в законе препятствия должны рассматриваться причины, вызывающие значительные осложнения в выполнении работы, полную или частичную невозможность осуществления работником возложенных на него трудовых функций.

В.И. Кривой, комментируя ст. 41 ТК, пришел к выводу, что все причины для досрочного расторжения трудового договора по ст. 41 ТК должны быть не просто уважительными, но и влечь за собой невозможность или значительную затрудненность в продолжении работы (по аналогии с ч. 4 ст. 40 ТК).Представляется, что такой вывод не только расходится с буквальным содержанием ч. 1 ст. 41 ТК, но и в отдельных случаях теряет смысл. Например, достижение пенсионного возраста чаще всего не препятствует выполнению работником своей работы по трудовому договору, тем не менее это является уважительной причиной, дающей работнику право требовать уволить его по ст. 41 ТК.

Следует отметить, что обычная временная нетрудоспособность, даже подтвержденная больничным листком, не признается уважительной причиной для расторжения срочного трудового договора по ст. 41 ТК.

При расторжении трудового договора по ст. 41 ТК уважительность причины оценивает наниматель. В случае несогласия нанимателя с оценкой причины, указанной в заявлении в качестве уважительной, спор разрешается уполномоченными органами — комиссией по трудовым спорам и судом. Из этого следует, что до принятия решения нанимателем о расторжении срочного трудового договора (контракта) по требованию работника последний не вправе прекращать работу, поскольку при наличии соответствующих обстоятельств он может быть уволен по другим основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом.

Пример 1

В исковом заявлении С. указала, что 9 августа 2004 г. обратилась к нанимателю с заявлением о досрочном расторжении контракта по ст. 41 ТК в связи с нарушением условий контракта, ссылаясь на продолжительность рабочего дня более 8 часов, необходимость работы в выходные дни и дежурства на предприятии во внерабочее время, непредоставление трудового отпуска. Датой увольнения истица просила считать 12 августа 2004 г. С этого дня она не вышла на работу, выехав на отдых с семьей за пределы республики.

Поскольку С. 13 августа 2004 г. отсутствовала на работе без уважительной причины, она уволена за прогул по
п. 5 ст. 42 ТК. Наниматель не установил оснований для расторжения контракта по ст. 41 ТК.

Решением суда Заводского района г. Минска от 21 октября 2004 г. в иске С. об изменении формулировки причины увольнения с п. 5 ст. 42 ТК на ст. 41 ТК отказано.

Решение мотивировано тем, что у истицы отсутствовали основания для досрочного расторжения контракта по
ст. 41 ТК. С. работала в должности секретаря­референта с ненормированным рабочим днем, поэтому учет дополнительного времени работы более 8 часов в табеле не велся. Выполнение общественной нагрузки, как, например, посадка цветов, уборка территории по выходным дням, не входило в должностные обязанности истицы, она имела право отказаться от выполнения таких работ, а действия нанимателя обжаловать.

Дежурство истицы на предприятии не является нарушением условий контракта, т.к. оно организовывалось в целях обеспечения сохранности имущества предприятия. За дежурство предоставлялись отгулы.

Суд установил, что в предоставлении отпуска истице было отказано, поскольку согласно графику ее трудовой отпуск запланирован на ноябрь, а истица просила о его предоставлении с 5 августа 2004 г.

Оставление истицей работы и убытие в отпуск обоснованно расценено нанимателем как прогул без уважительной причины. У нанимателя действительно имелись основания для расторжения трудового договора по п. 5 ст. 42 ТК, поэтому в иске С. отказано.

Особое место среди возможных причин, влекущих расторжение срочного трудового договора по ст. 41 ТК, занимает нарушение нанимателем законодательства о труде, коллективного или трудового договора. Если, по общему правилу, оценку уважительности причин, приводимых работником, дает наниматель, а в случаях спора — комиссия по трудовым спорам (КТС) и (или) суд, то согласно ч. 2 ст. 41 ТК факт нарушения законодательства о труде, коллективного или трудового договора устанавливается специально уполномоченным государственным органом надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде, профсоюзами и (или) судом.

Это означает, что несмотря на всю убедительность доводов, приводимых в заявлении, требование работника может оказаться неудовлетворенным, если конкретное нарушение, явившееся непосредственной причиной для принятия работником решения прекратить трудовые отношения с данным нанимателем, не нашло отражения в соответствующих документах указанных выше органов — предписаниях, представлениях, протоколах, решениях, приговорах.

Тем не менее судебная практика свидетельствует о том, что право требовать досрочного расторжения контракта возникает у работника независимо от наличия акта  специально уполномоченного государственного органа о нарушениях трудового законодательства, коллективного договора или контракта. 

Показателен в этом плане следующий пример.

Пример 2

Из материалов дела по иску Т. к строительному предприятию следует, что ко­н­тракт с истцом был заключен сроком на один год, в котором предусматривалась возможность его досрочного расторжения по требованию работника в случае невыполнения или ненадлежащего выполнения условий контракта по вине нанимателя с выплатой работнику трех среднемесячных заработных плат.

21 сентября 2004 г. истец подал заявление о досрочном расторжении кон­тракта, мотивируя свое требование несоблюдением нанимателем отдельных его условий.

Приказом нанимателя от 22 октября 2004 г. трудовой договор с истцом был расторгнут по п. 4 ст. 42 ТК за систематическое неисполнение без уважительных причин обязанностей, возложенных на него контрактом. Истец просил суд изменить формулировку причины увольнения его с работы с п. 4 ст. 42 ТК на ст. 41 ТК, а также взыскать минимальную компенсацию за ухудшение его правового положения.

Решением суда Советского района г. Гомеля от 19 ноября 2004 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Гомельского областного суда от 20 января 2005 г., иск Т. удовлетворен.

Суд установил, что нарушения условий контракта нанимателя действительно имели место. Так, вместо выплаты заработной платы до 21 числа она выплачена за август 2004 г. только 30 сентября, выплата отпускных произведена спустя две недели после начала отпуска. Кроме того, истец не предупрежден за месяц о переводе на двухсменный режим работы. 

Данный материал публикуется частично. Полностью материал можно прочитать в журнале «Отдел кадров» № 10 (69), октябрь 2006 г. Воспроизведение возможно только с письменного разрешения правообладателя.