№ 3, март 2006

Выберите номер:

Купить этот номер
в электронном виде
Совет: Подпишитесь на содержание новых номеров и уведомления об акциях и специальных предложениях журнала «Отдел кадров» на ваш e-mail!

Другие
наши издания

  • Журнал «Экология на предприятии»
  • Журнал «Заработная плата»
  • Журнал «Планово-экономический отдел»

«Обжигающий» Синдром

Рубрика «Секреты управления персоналом»

«Секреты управления персоналом»: Наталья, первый вопрос относительно корректного названия понятия, о котором пойдет речь. В прессе приходилось сталкиваться с различными вариантами, такими как «синдром эмоционального выгорания», «синдром профессионального выгорания» и даже «синдром хронической усталости». Каково ваше мнение по этому вопросу?
Наталья Самоукина: В практике консалтинга обычно говорят о профессиональном стрессе и выгорании. Популярны тренинги по антистрессовой поддержке и стресс-менеджменту.
Термин «синдром» активно не применяется, поскольку он из клинической (читай — медицинской) психологии и психотерапии. Безусловно, сотрудники компаний периодически испытывают перенапряжение и стресс, но в подавляющем большинстве они психологически здоровые, энергичные, сильные и образованные люди, не нуждающиеся в пролонгированном лечении и психотерапии.
Синдром хронической усталости известен отечественным специалистам по публикациям и выступлениям западных консультантов. Однако настолько широко и часто, как на Западе, в России об этом не говорят: пока довольно мало обращений к практикующим психологам по этой проблеме.
Здесь две причины. Во­первых, русские люди имеют высокий запас прочности. Российский персонал работает в условиях перегрузок. Например, учебные бизнес-тренинги нередко проводятся в выходные и праздничные дни или вечером после работы, в результате чего сотрудники остаются вообще без отдыха. Однако интерес к профессии, воодушевление, амбиции, стремление к высоким достижениям и прорыву в бизнесе превалируют над усталостью.
Во­вторых, сотрудники, реально испытывающие синдром хронической усталости, идут, скорее, не к психологу­консультанту, а к врачу. Им выписывают медикаментозные средства, которые улучшают их самочувствие, после чего они возвращаются на работу.

«СУПер»: О выгорании у нас стали много писать и говорить лишь в последние годы. Создается впечатление, что, как и секса, выгорания в советское время не было, а появилось оно с развитием рыночных отношений. Действительно ли эта проблема сейчас настолько актуальна? Каковы причины выгорания? Существует ли какая-нибудь статистика, в частности в России?
Н.С.: В советское время была проведена огромная работа по исследованию профессионального стресса в деятельности космонавта, разведчика, летчика, оператора, военного и представителей других профессий. Поэтому стресс или выгорание (что по большому счету одно и то же) всегда привлекали внимание ученых и консультантов, проблема стрессоустойчивости и выносливости работающего человека не является новой.
Другое дело, что в советское время изучение проблемы профессионального стресса было скорее теоретическим, нежели практическим. Сейчас упор делается на разработке и практической апробации техник антистрессовой поддержки, на поиске эффективных средств реальной помощи людям.
Причины стресса известны: перегрузка, переутомление, отсутствие сформированных навыков эмоциональной саморегуляции, недостаточная популярность здорового образа жизни, наконец, неумение договариваться друг с другом и часто — неспособность общаться на работе и в жизни без коммуникативной агрессии и повышенной раздражительности по отношению друг к другу.
О статистике говорить довольно трудно: нет государственной поддержки обширных научных исследований — нет статистики. Могу опираться на свой опыт бизнес-тренера и консультанта. Из пяти обращений клиентов по поводу индивидуальных коуч-консультаций проблематика выгорания занимает два­три случая. В марте­апреле и декабре каждого года тренинги по стресс-менеджменту заказывают чаще, чем обычно. В эти периоды заказы по стресс-менеджменту занимают нередко четвертое место после тренингов продаж, управленческих тренингов и семинаров по тайм-менеджменту.

«СУПер»: Ницше писал, что если слабому дать яд, то он умрет, а сильный станет здоровее. Стресс, наверное, тоже кого-то может убивать, а на кого-то действует как прививка, и человек крепчает. Как вы считаете? Не могли бы вы нарисовать портреты человека, устойчивого к выгоранию и наоборот? Какие личности наиболее подвержены этому синдрому?
Н.С.: Вы правы, можно выделить психотипы (характеры), имеющие высокую и низкую стрессоустойчивость. К первому психотипу относятся активные, жизнерадостные и деятельные люди, открытые, общительные, уверенные в себе. Они имеют сбалансированную эмоциональную сферу и сформированные навыки саморегуляции, поэтому быстро восстанавливаются после стресса и перенапряжения.
Ко второму психотипу мы можем отнести людей чувствительных, ранимых, имеющих пониженную самооценку, неуверенных в себе. Довольно часто они испытывают глубокие и длительные переживания по разным поводам. Нередко можно выделить внутренний сценарий нерешенных и мучительных личных проблем.
Кроме психотипа, я обратила бы внимание на наличие высокой самомотивации и интереса к работе. Если человек мотивирован и вдохновлен содержательной работой, то профессиональный стресс у него почти не проявляется. И наоборот, если сотруднику приходится выполнять рутинную, монотонную и неинтересную работу, то эмоциональное выгорание у него будет выражено больше.

«СУПер»: Насколько мы понимаем, на возможность выгорания, помимо самой личности человека, влияет еще и то, чем он занимается, представителем какой профессии является.
Н.С.: Разумеется, представители публичных профессий — это группа риска. К ним относятся политики, дипломаты, артисты, комментаторы, консультанты. К стрессогенным профессиям относятся все те, где присутствуют риски для здоровья и жизни человека. Это профессии испытателей, спасателей, военных, летчиков, водителей, каскадеров и другие.
Группа профессий, в которых ответственность за принятые решения высока, тоже связана с профессиональным стрессом. Это, прежде всего, руководители уровня топ­менеджеров и линейных менеджеров, предприниматели, бизнесмены, учредители компаний.

«СУПер»: Что ощущает человек, когда появляется выгорание? Имеет ли выгорание какие-то стадии? Существует ли полное выгорание, когда помочь практически невозможно?
Н.С.: На начальной стадии стресса у человека происходит мобилизация всех ресурсов. Он чувствует прилив сил и энергии, у него повышается выносливость и работоспособность.
На второй стадии проявляются негативные симптомы. У людей с высокой подвижностью появляются раздражительность, вспыльчивость, излишняя резкость, случаются нервные срывы. Медлительные люди становятся подавленными, замкнутыми, еще более замедленными в действиях и решениях.
Людей, находящихся на третьей стадии, отличить легко: они пассивные, равнодушные, отстраненные. Лицо у них превращается в невыразительную маску, голос становится монотонным и безэмоциональным. У человека отсутствует аппетит, нарушается сон. Могут появиться психосоматические проблемы: головные  и мышечные боли, сердечно­сосудистые проб­лемы.
О полном выгорании, когда человеку нельзя помочь, мы не можем говорить. Все же организм человека — это великолепная саморегулирующаяся система. Достаточно бывает выспаться или побыть в непродолжительном отпуске — и все нормализуется.

«СУПер»: Как действовать человеку, если появились признаки выгорания? Что можно посоветовать?
Н.С.: Как я уже сказала, в первую очередь нужно подумать об отдыхе. Это могут быть выходные дни или отпуск. Желательно сменить обстановку и переключиться — уехать на дачу, в гости, в туристическую поездку. При этом необходимо выключить мобильный телефон, чтобы коллеги с рабочими проблемами не могли звонить каждые три часа, как это часто бывает.
Если нет возможности сделать перерыв в работе, следует сократить рабочее время. Так, необходимо заканчивать рабочий день ровно в 17.00 или 18.00, то есть во время официального окончания рабочего дня.
Это самые первые шаги изменения образа жизни: ухода от трудоголизма в нормальную, человеческую жизнь.

«СУПер»: В какой степени компания «плодит» «горящих» работников, или они уже такими приходят на собеседование и, значит, следует говорить о неэффективности подбора персонала? Существуют ли какие-нибудь методики, тесты на выгорание?
Н.С.: В команде с позитивной атмосферой стресса почти не будет. Но если в коллективе происходят частые конфликты, разбирательства, обвинения в адрес друг друга, то эмоциональный стресс обеспечен. Поэтому если разрушительные конфликты происходят часто, то в такой компании практически все работники — в состоянии стресса.
На стадии приема выделить кандидатов в состоянии профессионального стресса непросто хотя бы потому, что собеседование само по себе — стресс. Вы видите, что человек испытывает затруднения в ответах, нервничает, краснеет или бледнеет и тому подобное. Однако сказать, является ли этот стресс ситуативным или он присутствует в форме внутреннего устойчивого состояния, довольно трудно.
Опросники и тесты, выявляющие стресс, сейчас печатаются практически в любой книге по Assessment center. Однако лучше доверять своей наблюдательности.

«СУПер»: Какова роль отдела по управлению персоналом в борьбе с выгоранием? Что необходимо предпринимать, чтобы минимизировать возможность появления выгорания?
Н.С.: HR-служба имеет в своем арсенале довольно большой список методов антистрессовой поддержки персонала. Это тренинги по стресс-менеджменту и конфликт-менеджменту, организация «горячей линии» и индивидуальных, разгрузочных консультаций в компании. В некоторых российских компаниях присутствуют релаксационные комнаты, где люди могут отдохнуть и настроиться на позитивный лад. Нельзя забывать о корпоративных выездах на природу, общих спортивных мероприятиях, днях здоровья и тому подобном.
Конечно, HR-менеджеры должны активно общаться с коллегами и оценивать внутреннее состояние людей. Если кто­то из сотрудников явно испытывает переутомление и выгорание, ему следует порекомендовать отдых. Я хорошо помню случай из своей практики, когда мне пришлось настойчиво рекомендовать руководителю подразделения зимой уехать из Москвы к себе на дачу. Он поверил моей интуиции и потом благодарил меня, поскольку был  предельно уставшим, а на даче, после того как отдохнул, легко и быстро написал креативный проект, реализацией которого занялся после приезда.

«СУПер»: Приходилось слышать, что выгорание в чем-то сравнимо с гриппом, то есть обладает инфекционным характером, и порой может выгореть не только отдел, но и вся компания. Это правда? Каковы симптомы выгорания компании?
Н.С.: Выше я уже останавливалась на общекорпоративных симптомах выгорания: это затяжные и разрушительные конфликты, повышенная раздражительность, отсутствие уважения друг к другу, внутренняя агрессивность и повышенная конкурентность.
Если в подразделении возрос уровень конфликтности, снизилась эффективность и люди стали увольняться, то скорее всего из сугубо индивидуального состояния стресс превратился в общее, групповое настроение и компанию нужно «лечить».
В качестве «лечения», конечно, необходимо рекомендовать сессию тренингов по стресс-менеджменту и конфликт-менеджменту. Очень эффективны также тренинги по командообразованию.

«СУПер»: Профессия консультанта наверняка входит в группу риска выгорания. Как вы боретесь с выгоранием?
Н.С.: У меня несколько способов поддержки собственной работоспособности на высоком уровне. Во­первых, это позитивное отношение к работе и клиентам. Если тренинг прошел хорошо и у людей засветились лица — это радость для меня. Если по поводу моей новой книги люди пишут на мой электронный адрес слова благодарности — я чувствую свою востребованность. Усталости в такие периоды не бывает.
Во­вторых, моя работа связана с изменениями и новизной: новые люди, новые  программы тренингов, новые города (я часто выезжаю в регионы). Да и в работе я все время переключаюсь: после тренинга начинаю писать статью, затем — консультация или интервью. Утомительного однообразия в моей работе не бывает.

Наконец, в­третьих, я стараюсь регулярно и качественно отдыхать с близкими или друзьями. Это походы на художественные выставки и в театры, туристические поездки, «убегания» на дачу и тому подобное. Не забываю иногда выключать мобильный телефон. В общем, состояние эмоционального выгорания лично я никогда не испытывала.

Данный материал публикуется частично. Полностью материал можно прочитать в журнале «Отдел кадров» № 3 (62), март 2006 г. Воспроизведение возможно только с письменного разрешения правообладателя.