№ 6, июнь 2008

Выберите номер:

Купить этот номер
в электронном виде
Совет: Подпишитесь на содержание новых номеров и уведомления об акциях и специальных предложениях журнала «Отдел кадров» на ваш e-mail!

Другие
наши издания

  • Журнал «Экология на предприятии»
  • Журнал «Заработная плата»
  • Журнал «Планово-экономический отдел»

Практика рассмотрения судами отдельных категорий трудовых дел

Рубрика «Судебная практика»

К.И. Кеник, кандидат юридических наук, доцент, заслуженный юрист Республики Беларусь

Одним из оснований прекращения трудовых отношений является досрочное расторжение срочного трудового договора (контракта) по требованию работника. В частности, работник вправе требовать досрочного расторжения контракта в связи с нарушением нанимателем законодательства о труде, коллективного или трудового договора. При этом факт нарушения законодательства о труде, коллективного или трудового договора устанавливается специально уполномоченным государственным органом надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде, профсоюзами и (или) судом.

 

ПРИМЕР 7

Истица Ч. работала в гостиничном комплексе «Т» администратором службы приема и обслуживания по контракту, срок которого истекал 31 июля 2007 г. В организации с 24 июля 2007 г. проводилась целевая оперативная проверка соблюдения законодательства о труде, по результатам которой главным государственным инспектором труда Управления правового обеспечения и надзора Департамента государственной инспекции труда установлены нарушения условий труда и составлено предписание от 26 июля 2007 г. № 96. Ч. 26 июля 2007 г. подала нанимателю заявление о расторжении контракта по требованию работника в связи с нарушением нанимателем условий контракта, однако это заявление ответчиком не удовлетворено. Приказом нанимателя от 28 июля 2007 г. № 182-к Ч. уволена 31 июля 2007 г. по п. 2 ст. 35 ТК в связи с истечением срока контракта.

Ч. обратилась в суд с иском об изменении формулировки причины увольнения с п. 2 ст. 35 ТК на увольнение в связи с нарушением законодательства о труде по ст. 41 ТК и о взыскании компенсации за ухудшение правового положения, а также о возмещении морального вреда. По­скольку нанимателем допущены нарушения законодательства о труде, коллективного договора, установленные уполномоченным государ­ственным органом, суд обоснованно удовлетворил исковые требования об изменении формулировки причины увольнения на ст. 41 ТК и взыскал компенсацию за ухудшение правового положения в размере трехкратного среднемесячного заработка. В то же время суд отказал истице в иске о взыскании компенсации морального вреда, т.к. в соответствии со ст. 246 ТК изменение формулировки причины увольнения не является основанием для возмещения морального вреда работнику. Суд пришел к выводу, что при данных обстоятельствах увольнение истицы в связи с истечением срока трудового договора не может рассматриваться как причинение ей морального вреда[1].

 

Судебная практика показывает, что работники иногда необоснованно ставят вопрос о досрочном расторжении контракта в связи с нарушением законодательства о труде и о взыскании компенсации в размере трехмесячного заработка, в то время как таких нарушений не установлено.

 

ПРИМЕР 8

Ш. была принята на работу контролером­кассиром II категории. 1 июля 2005 г. с ней заключен контракт сроком на два года до 30 июня 2007 г. 25 мая 2007 г. истица обратилась к нанимателю с требованием о досрочном расторжении контракта по ст. 41 ТК в связи с нарушением нанимателем законодательства о труде. Наниматель отказал ей в увольнении по данному основанию, в связи с чем истица обратилась в суд с иском о досрочном расторжении контракта. Решением суда Ленинского района г. Минска от 6 июля 2007 г. в иске Ш. о расторжении контракта по ст. 41 ТК отказано.

Суд пришел к выводу о том, что утверждение истицы о непредоставлении технологических перерывов в течение рабочего дня, принудительном изменении рабочих смен не нашло своего подтверждения, поскольку причина изменения смены истицы 21 апреля 2007 г. была связана с ее временной нетрудоспособностью, в связи с чем график смен был изменен, т.к. истицу необходимо было заменить на рабочем месте. По факту оплаты пособия по временной нетрудоспособности Минским городским управлением фонда соцзащиты проведена проверка, нарушений по оплате пособия установлено не было, среднечасовой заработок определен правильно, исходя из заработной платы за февраль­март 2007 г. Суд также пришел к выводу о том, что нарушений законодательства при предоставлении истице трудового отпуска и выплаты среднего заработка за время трудового отпуска не установлено, поскольку согласно утвержденному 3 января 2007 г. графику трудовых отпусков отпуск истицы был запланирован в мае­июне 2007 г. Согласно записке об отпуске  от 14 мая 2007 г. № 111 отпуск Ш. предоставлен с 16 мая 2007 г. по 6 июня 2007 г., что соответствует графику отпусков, заработная плата за время трудового отпуска выплачена 15 мая 2007 г. (за один день до начала отпуска), что подтверждается расходным кассовым ордером. Кроме того, проверкой не установлено и фактов ненадлежащего учета нанимателем рабочего времени. Учитывая изложенное, суд пришел к обоснованному выводу о том, что нанимателем законодательство о труде нарушено не было, в связи с чем правомерно отказал в удовлетворении иска о расторжении контракта по ст. 41 ТК.

 

Основанием прекращения срочного трудового договора (контракта) является истечение срока трудового договора, кроме случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения. Приведенная формулировка п. 2 ст. 35 ТК говорит о том, что по этому основанию работник увольняется в день истечения срока трудового договора. Однако анализ практики рассмотрения дел показывает, что наниматели иногда нарушают это требование закона.

 

ПРИМЕР 9

Рассматривая дело по иску М. к Управлению образования о признании увольнения незаконным, изменении даты увольнения, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, суд установил, что истец 19 августа 2004 г. был принят на работу в школу на должность учителя физкультуры. С ним был заключен контракт сроком на два года - по 18 августа 2006 г. 30 мая 2006 г. истец был уведомлен о непродлении с ним контракта и увольнении в связи с окончанием его срока. Приказом от 27 июня 2006 г. истец был уволен 24 августа 2006 г. по п. 2 ст. 35 ТК. Учитывая, что увольнение истца было произведено по истечении срока действия контракта, суд сделал вывод о том, что трудовой договор с ист­цом следует считать продолженным на неопределенный срок, который может быть расторгнут только при наличии оснований. В связи с этим суд обоснованно признал увольнение истца произведенным без законных оснований. Кроме того, истцу в день увольнения не была выдана трудовая книжка. Только 17 октября 2006 г. ответчик направил истцу уведомление о необходимости получения трудовой книжки, которое им было получено 17 ноября 2006 г., и в этот день получена трудовая книжка. Учитывая изложенное, суд обоснованно изменил дату увольнения на 17 октября 2006 г. и сделал вывод о необходимости взыскания в пользу ист­ца за указанный период среднего заработка. Доводы истца о том, что датой увольнения необходимо считать 17 ноября 2006 г., являются несостоятельными, поскольку вины нанимателя в задержке выдачи трудовой книжки с 17 октября 2006 г. по 17 ноября 2006 г. не имеется.

 

Увольнение за систематическое неисполнение работником без уважительных причин обязанностей, возложенных на него трудовым договором или правилами внутреннего трудового распорядка, допускается, если к работнику ранее принимались меры дисциплинарного взыскания. При рассмотрении дел по искам лиц, уволенных по п. 4 ст. 42 ТК, суд обязан проверить законность и обоснованность примененных к истцам дисциплинарных взысканий, положенных нанимателем в основу приказа (распоряжения) об увольнении. Доказательства в опровержение таких доводов суду обязан представить наниматель.

 


 

[1] Решение суда Заводского района г. Минска от 7 сентября 2007 г.

 

Данный материал публикуется частично. Полностью материал можно прочитать в журнале «Отдел кадров» № 6 (89), июнь 2008 г. Воспроизведение возможно только с письменного разрешения правообладателя.