№ 6, июнь 2014

Выберите номер:

Купить этот номер
в электронном виде
Совет: Подпишитесь на содержание новых номеров и уведомления об акциях и специальных предложениях журнала «Отдел кадров» на ваш e-mail!

Другие
наши издания

  • Журнал «Экология на предприятии»
  • Журнал «Заработная плата»
  • Журнал «Планово-экономический отдел»

Акселератор стартапов

Рубрика «Секреты управления персоналом»

Константин Журавский

«Секреты управления персоналом»: Константин, расскажите, как возникла компания «Стартап технологии», какова ее миссия, является ли она стартапом? Кто был венчурным капиталистом[1]?

Константин Журавский: Мы начинали деятельность не как компания, а как группа энтузиастов, заинтересованных в появлении в Беларуси венчурного рынка и развития стартап-движения. Нас можно было назвать основателями этого движения. То, что некоторые робко пытались делать, мы поставили на поток, объединив наши знания и усилия. Как такового венчурного капиталиста у нас не могло быть по определению, поскольку их на тот момент в Беларуси попросту не существовало. Да, нас можно назвать стартапом. Причем взять самую современную трактовку: в поиске бизнес-модели. За 4 года мы сами создали рынок, на котором сейчас уже около 30 игроков и несколько тысяч человек вовлечены в его деятельность, опробовали несколько вариантов монетизации, провели огромное количество мероприятий. И до сих пор не пришли к единой концепции. Слишком нов и нестабилен этот рынок. Мы пока единственные, кто в нем держится и стабильно работает с 2009 года. Сейчас мы видим себя как единственный полноценно и системно работающий акселератор стартапов. А наша миссия — создание венчурного рынка в Республике Беларусь.

«СУПер»: Что вами двигало при создании — жажда наживы или какая-то другая неведомая сила? Что вообще движет стартаперами?

К.Ж.: Каждый из четверых основателей (Александр Патутин, Александр Сорокоумов, Александр Булах и я) преследовал собственные цели. Но не думаю, что нами двигала «жажда наживы». За себя могу сказать, что мне было интересно в первую очередь как-то повлиять на ситуацию в стране. Я уже тогда активно занимался темой финансовой грамотности. Как мне кажется, чем более грамотно наши люди будут обращаться с деньгами, тем богаче мы все вместе будем. И стартаперство очень органично влилось в эту концепцию как один из способов повышения благосостояния общества. Мне также был интересен опыт создания бизнеса. А если говорить за самих стартаперов, то мотивов у них может быть огромное множество. Кто-то действительно хочет изменить мир в лучшую сторону. Кто-то уверен, что создает суперинновационный продукт. Кто-то жаждет славы и денег. А кто-то просто хочет поработать за деньги инвестора.

«СУПер»: Что такое стартап в вашем понимании? Например, мы, когда решили развить тему стартапов в журнале, представили, что стартап — это не только создание проекта с нуля, но и создание внутри компании какого-нибудь проекта или даже отдельного процесса средствами компании. Это не противоречит классическому пониманию стартапа?

К.Ж.: Пониманий этого термина сейчас очень много. Классическое определение можно найти в wiki или на сайте любого венчурного фонда. Если кратко, то это компания на этапе расширения, нуждающаяся в привлечении избыточного финансирования. Получение инвестиций позволяет такой компании быстро занять рынок и не допустить развития конкуренции в занятой ею нише. Но на нашем рынке стартапом принято называть все, что душе угодно. Ничего плохого в этом нет — это стандартная практика надувания пузырей. Может быть, вы вспомните историю под названием «Бум доткомов» — так миллиарды долларов вливались в «интернет-проекты». Рынок доткомов рухнул. Кто-то понес многомиллионные убытки, кто-то сказочно разбогател. Но интерес к наживе остался. Сейчас вот «Бум стартапов». Ничего нового, просто модно. Во многих компаниях для вещей, которые называются «новый проект» (или еще хуже: «новое геморройное поручение нашего босса»), есть даже такой термин — «Внутренний стартап». Но не всегда участники таких вот «внутренних стартапов» впоследствии становятся совладельцами компаний, выросших из них.

«СУПер»: Что необходимо, на ваш взгляд, чтобы стартап оказался успешным? Это ведь не просто хорошая идея? Расскажите о вашей «Стартап-школе», чем она полезна в этом плане?

К.Ж.: «Стартап-школа» — популярное во всем мире мероприятие, которое призвано помочь начинающим создать свое дело с минимальными ошибками. Обычно уже опытные предприниматели делятся своим опытом с новичками. Чтобы стартап оказался успешным, надо посещать как можно больше таких мероприятий. И не до, и не после. А во время. То есть не просто ходить и набираться опыта, а сразу же параллельно начинать делать. И не бояться ошибаться. Наоборот, чем больше ошибок, тем выше вероятность создать успешный стартап. Кстати, хорошая идея в неопытных руках не приведет к успеху. И наоборот — плохая идея в руках опытного менеджера принесет деньги. Поэтому, чтобы создать хороший стартап, нужен великолепный менеджер. Ищите такого, если сами им не являетесь.

«СУПер»: Насколько мы понимаем, отечественные стартапы вращаются вокруг IT-сферы. Почему так получается? Это мировой тренд?

К.Ж.: Отечественные стартапы не вращаются только около IT-сферы. Если рассматривать именно белорусский рынок с нашими инвесторами, то чаще финансируются как раз таки проекты из реального сектора. И к тому же на большие суммы. Поймите, нет у нас еще венчурных инвесторов! Те единичные сделки, которые происходят в IT-сфере, вполне объяснимы. Бизнесмены из реального сектора учитывают страновой риск и пытаются диверсифицировать активы, вкладывая в новые производства или даже в IT. А вот IT-бизнесмены в этом не нуждаются. Возьмем хотя бы пример Павла Дурова. Если станет совсем плохо, они просто уедут. Ничто не помешает им открыть офис в более спокойной или более дешевой стране и продолжить работать в Интернете. А вот собственникам крупных предприятий сложнее выйти за пределы нашего государства на чужой рынок и стартовать заново даже при наличии капитала. Потому наши IT-миллионеры не охотятся за стартапами. А наши обычные миллионеры скорее все-таки вкладываются в то, что им более или менее понятно. И если выбирать между благотворительным аукционом встреч в Интернете и созданием бренда одежды, то наши бизнесмены вероятнее всего выберут одежду. А ребятам с IT-проектами скорее повезет в России, Израиле или Америке.

«СУПер»: Кстати, попадались ли вам белорусские HR-стартапы?

К.Ж.: Попадались. Но, насколько мне известно, не инвестировались. Может, кроме разве что соцсети Kollega.by.

«СУПер»: Нашей стране в том виде, в каком она сейчас есть, нужны стартапы? То есть какие-то органы «шевелятся», чтобы создать подобную площадку или помочь такой площадке, как ваша?

К.Ж.: Нашей стране кровь из носу нужны и стартапы, и бизнесы, и предприниматели! И где надо, кажется, уже это поняли. Наша страна не обладает огромными запасами полезных ископаемых и залежами драгоценных металлов. Советского Союза, где мы были сборочным цехом, давно нет. Жить в долг нам не позволит ни Запад, ни Восток. А значит, надо как-то поднимать экономику. И госпредприятиям этого не сделать. А значит, надо растить предпринимательскую прослойку и уже сейчас наращивать ее бешеными темпами. Есть специальная госпрограмма, призванная увеличить долю частного сектора до 50 % к 2020 году. Это, конечно, очень оптимистично, но все же движение есть.

«СУПер»: Кстати, как вы относитесь к мысли, что много инвестиционных денег может навредить стартапу?

К.Ж.: Положительно! На многих примерах наблюдал, как инвестиционные деньги отбивают у стартапера желание расти и развиваться. Многие привыкли проедать инвестиции и, когда деньги заканчиваются, искать новые возможности инвестирования. Я рос в девяностых, и все-таки мне больше импонирует «свеча под …». Отдал кредит — свободен (нет никаких долей у инвестора), а проценты заставляют двигаться и искать способы быстрее продвинуть свой товар или услугу. Инвестиции же расслабляют. Я это вижу по ребятам, которым сейчас по 20 лет. Думаю, сейчас найти нового Олега Тинькова, готового к риску и ответственности, во много раз сложнее. Потому совет многим стартаперам: прежде чем искать инвестиции, нужно взять кредит, продать машину, влезть в долги… В общем, любым способом избежать инвестирования на раннем этапе. Вот если уж у вас получилось и идея опробована, есть продажи и доказано, что бизнес может расти, тогда и ищите инвестора. И кстати, тогда ваш вклад будет учтен, и за меньшее количество процентов доли компании вы получите большее количество денег.

«СУПер»: На белорусском рынке есть инвесторы, готовые вкладывать не только в свои собственные стартапы?

К.Ж.: Да. За четыре года нашей работы появилось несколько человек, вкладывающих деньги в проекты до того не знакомых им людей. То есть на Startup Weekend или на Invest Weekend предприниматели находят интересных людей и финансируют их деятельность. Появился у нас даже один «бизнес-ангел», системно занимающийся именно венчурными инвестициями. В его портфеле уже около десятка проектов. Появилось также сообщество БАВИН. Это, по сути, небольшой венчурный фонд, который вкладывает в проекты небольшие суммы от 5 000 до 300 000 долларов на «посевной» стадии[2].



[1] Венчурный капитал — капитал инвесторов, предназначенный для финансирования новых, растущих или борющихся за место на рынке предприятий и стартапов.

[2] Посевная стадия — первая стадия развития стартапа. Наиболее часто упоминается сокращенная классификация стадий развития стартапов, согласно которой стартап проходит в своем развитии 5 стадий: «посевную» стадию (seed stage), стадию запуска (startup stage), стадию роста (growth stage), стадию расширения (expansion stage) и стадию «выхода» (exit stage).

Статья опубликована в журнале «Отдел кадров» № 6 (161), июнь 2014 г. Воспроизведение возможно только с письменного разрешения правообладателя.