№ 10, октябрь 2017

Выберите номер:

Купить этот номер
в электронном виде
Совет: Подпишитесь на содержание новых номеров и уведомления об акциях и специальных предложениях журнала «Отдел кадров» на ваш e-mail!

Другие
наши издания

  • Журнал «Экология на предприятии»
  • Журнал «Заработная плата»
  • Журнал «Планово-экономический отдел»

«Моя миссия — носить красивые платья и создавать пространство для изменений»

Рубрика «Секреты управления персоналом»

С Аминой ИДИГОВОЙ мы познакомились лет десять тому назад, когда готовили тему «HR в IT». С тех пор она успела стать карьерным коучем, HR-партнером IT-компаний и IT-евангелистом. И пускай, со слов Амины, она всего лишь на 10 % евангелист, мы решили поговорить с ней именно об этой ипостаси.

«Секреты управления персоналом»: Чем больше читаешь публикаций, тем разнообразнее оценки в понимании евангелизма. Кто-то называет их пиаром на стероидах, кто-то причисляет к классным сейлзам и так далее.

Амина Идигова: Я обычно сталкиваюсь с тем, что при слове «евангелист» у коллег возникает религиозная ассоциация. Они сразу троллят меня в стиле: «А слышали ли вы про спасителя нашего биткоина. Пожертвуйте на двадцать видеокарт для фермы! Да прибудет с вами благодать информационная! Аминь...».

«СУПер»: Раз уж вспомнили о «благодати информационной», то следует подчеркнуть, что о евангелизме говорят в основном в IT-сфере. Потому что именно здесь наибольший разрыв между технологией/продуктом и потребителем и без посредника не обойтись. Или это такая традиция со времен Кавасаки и Apple?

А.И.: С термином «евангелист» вне религиозного контекста я действительно столкнулась в IT-сфере много лет назад, когда организовывала профессиональные конференции и митапы в Минске и активно привозила европейских и американских спикеров.

Во многих крупных западных IT-компаниях действительно есть такая официальная должность с опытом в разных технологических стеках[1]. Задача такого сотрудника носит прикладной характер — популяризировать технологию и продвигать ее в массы.

Обычно это «играющие» спикеры, которые не только рассказывают, но и участвуют в непосредственной разработке и развитии данной технологии, платформы, операционной системы, в проектах с ее фактическим использованием. То есть не «бла-бла», а прикладной технологический бэкграунд.

«СУПер»: Мы больше не встречали в Беларуси людей, которые бы позиционировали себя в качестве IT-евангелиста. Когда и почему это слово появилось рядом с фамилией?

А.И.: Приставка IT-евангелист появилась с легкой руки коллеги из IMAGURU, с которой мы часто сотрудничаем в рамках их образовательных мероприятий.

Я, как специалист по работе с персоналом, предпочитаю «инвестировать» часть своего времени в то, чтобы «демистифицировать» IT-сферу для потенциальных кандидатов и заранее направить их на прокачивание нужных навыков и компетенций.

«СУПер»: Нужные навыки — это какие?

А.И.: Эра знаний закончилась. Наступает эра мышления. Soft Skills становятся ценным активом кандидата. Я хочу, чтобы они прокачивали гибридные навыки. Талантливые люди с амбициями предпринимателей стали гораздо более ценным ресурсом, чем деньги, оборудование, полезные ископаемые.

Экономика постоянно испытывает растущий дефицит созидателей, визионеров и предпринимателей. При этом наблюдается избыток чиновников, контролеров и персонала, который обслуживает процессы. Бизнесам нужен человек, способный созидать, а не поддерживать процесс. Поэтому самые дальновидные корпорации, как говорит американский исследователь Алекс Крол, трансформируются из операционных процессоров в инкубаторы идей и талантов.

«СУПер»: Кстати, почти год назад мы познакомились с Кролом, когда готовили тему о возрастных сотрудниках, и он оставил о себе весьма приятное впечатление.

Кто-то сказал, что без страсти нет евангелизма. Вы страстный человек, гик?

А.И.: Моя подруга называет меня Digital Pagan (цифровой язычник). Я страстный, увлекающийся человек. Меня завораживает реальность на стыке технологий. И одновременно я гик. Общество постепенно переходит от товарной экономики к интеллектуально-творческой. Гораздо больше шансов на успех у тех, кто сможет сбалансировать технические навыки и когнитивно-креативный потенциал. Я называю их «амбидекстерами»[2].

Если научиться сочетать технические навыки, вроде математики и компьютерных наук, освоить понятийное и системное мышление, анализ, синтез, алгоритмизацию, логику, добавить к ним социальные и личностные навыки, эмоциональный интеллект, способность к коммуникации, интуицию, осознанность, искусство ведения переговоров и обмена мнениями, то это позволит мыслить на уровне бизнеса, а не своей локальной задачи.

«СУПер»: Мы встречали в литературе еще такое понятие, как T-shape («т-образные личности»). Это универсалы, которые ориентируются в широком спектре вопросов за пределами своей прямой компетенции.

Вернемся к евангелистам. Гай Кавасаки считает, что евангелистов сейчас развелось слишком много, а на самом деле речь о евангелизме можно вести в том случае, если продукт (или технология) является прорывным, на уровне Apple, Google, Ebay.

А.И.: Соглашусь. Развелось. Тут как в притче: «Сначала люди делали много полезного и не считали нужным об этом рассказывать. Потом они продолжали делать, но научились красиво об этом рассказывать. Теперь никто уже ничего не делает, но все с удовольствием рассказывают». Как писал один известный блогер, нам грозит «смерть экспертизы».

«СУПер»: Самое время спросить об инструментах евангелиста. Что это — выступления и общение на мероприятиях и конференциях, блоггинг, работа в социальных сетях, хакатоны? Какие ключевые компетенции можно выделить для евангелиста? Харизма, коммуникативность, публичность, креативность…

А.И.: Мои инструменты не сильно отличаются от реального проповедника — это слово. Я даю интервью или выступаю в разных аудиториях. Для меня эта активность — чистая инвестиция в будущих кандидатов. Для моего же блага.

Компетенции — это в первую очередь экспертный уровень в своей сфере, понимание трендов бизнеса, желаемых целей и ожидаемых результатов. Проверить результаты мгновенно нереально, разве что наступает некий «индекс цитирования». Но в долгосрочной перспективе ты начинаешь замечать, что «качество» кандидатов на входе растет, отношение к своей роли в компании меняется.

«СУПер»: А если на евангелизм посмотреть шире — как на работу нескольких сотрудников, а не одного. Или это утопия? Например, тот же реферальный рекрутмент.

А.И.: Нет, не утопия. Любой сотрудник компании — это «реклама в черте города». Его отношение к работе и понимание контекста, в котором он работает, и есть почва для реферального рекрутмента. Если сотрудник «транслирует на частоте» вовлеченного и увлеченного человека, который решает интересные задачи, развивается и приносит ощутимую пользу бизнесу, то люди к нему потянутся.

Как HR, я не могу изменить суть его работы, но в роли евангелиста могу повлиять на его отношение к ней, на понимание контекста и своей роли, на способность влиять на происходящее, видеть свой вклад и сопричастность к чему-то большому.

«СУПер»: Есть ли у вас, как у евангелиста, несущего знания в мир, миссия, идея или цель, которая поднимает каждый день с кровати?

А.И.: Я не евангелист в чистом виде. С кровати меня поднимают суровые будни HR-а. Я работаю как консультант по процессам управления персоналом с IT-компаниями. Это примерно 70 % моей загрузки и одновременно пространство для собственного профессионального роста. Еще 20 % — это роль коуча и консультанта по карьере. Так, я могу отслеживать тренды и тенденции по обе стороны баррикад. И всего 10 % — это роль евангелиста.

Моя миссия проста — носить красивые платья и создавать пространство для изменений.


[1] Стек — структура данных, т.е. принцип, по которому однородные элементы данных хранятся и обрабатываются.

[2] Амбидекстрия — врожденное или выработанное в тренировке равное развитие функций обеих рук, без выделения ведущей руки, и способность человека выполнять двигательные действия правой и левой рукой с одинаковой скоростью и эффективностью. Такие люди достаточно быстро оценивают ситуацию и быстро принимают решения.

Статья опубликована в журнале «Отдел кадров» № 10 (201), октябрь 2017 г. Воспроизведение возможно только с письменного разрешения правообладателя.