№ 6, июнь 2005

Выберите номер:

Купить этот номер
в электронном виде
Совет: Подпишитесь на содержание новых номеров и уведомления об акциях и специальных предложениях журнала «Отдел кадров» на ваш e-mail!

Другие
наши издания

  • Журнал «Экология на предприятии»
  • Журнал «Заработная плата»
  • Журнал «Планово-экономический отдел»

Некоторые аспекты определения размера компенсации морального вреда, причиненного в сфере трудовых отношений

Рубрика «Трудовое законодательство»

Е.В. МОТИНА старший научный сотрудник Института государства и права НАН Беларуси, кандидат юридических наук

Новая страница 1

С принятием Трудового кодекса Респу­блики Беларусь был разрешен ряд вопросов, имеющих существенное значение для регу­лирования трудовых отношений. В частно­сти, было закреплено право на компенсацию морального вреда:

работника — в случаях увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения, незаконного перевода на другую работу (ст. 246 ТК), причи­нения работнику трудового увечья (ст. 434 ТК);

семьи, потерявшей кормильца в связи с трудовым увечьем (ст. 439).

Время, прошедшее с момента принятия Трудового кодекса, выявило наиболее дискуссионные и неурегулированные положения, касающиеся компенсации морального вреда. Одной из проблем является определение раз­мера компенсации морального вреда. По наше­му мнению, эту проблему предопределяют:

§        наличие принципа свободного судей­ского усмотрения при решении вопроса о размере компенсируемого морального вреда (ст. 246 ТК, ст. 152, 970 Гражданского кодекса Республики Беларусь);

§        размытость законодательно закреплен­ных критериев определения размера компен­сации;

§        отсутствие обоснования определения конкретной суммы компенсации в судебном решении (в том числе и при наличии мотиви­ровочной части);

§        символические суммы компенсации и др.

По своей природе указанный вред является неимущественным, что обусловливает слож­ности при его оценке и выражении в денеж­ной или иной материальной форме. Гражданское законодательство определяет общие критерии оценки причиненного морального вреда. Поскольку Трудовой кодекс не содер­жит каких-либо дополнительных указаний, эти же критерии применяются судами при разрешении трудовых споров о компенса­ции морального вреда. Объединяя критерии, регламентированные ст. 152 и 970 ГК, выде­лим следующие:

1) степень вины причинителя вреда;

2) степень и характер физических и нрав­ственных страданий, оцениваемые судом с учетом фактических обстоятельств, при кото­рых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего;

3) требования разумности и справедли­вости;

4) иные заслуживающие внимания обсто­ятельства.

Наряду с указанными, суд должен учи­тывать два общих критерия, содержащихся в
ст. 952 ГК: степень вины потерпевшего и иму­щественное положение причинителя вреда.

Одним из критериев является степень вины причинителя вреда, когда вина служит основа­нием ответственности за причинение мораль­ного вреда. Случаи компенсации морального вреда независимо от вины указаны в ст. 969 ГК. Применительно к трудовому праву степень вины нанимателя не учитывается, если:

вред жизни и здоровью работника при­чинен источником повышенной опасности;

вред причинен распространением све­дений, порочащих честь, достоинство и дело­вую репутацию работника.

В качестве критерия оценки причиненно­го морального вреда в ст. 152 ГК указано не наличие или отсутствие вины как таковой, а именно ее степень. Представляется необходимым принимать во внимание не только сте­пень, но и форму вины нарушителя, т.к. эти два понятия традиционно используются в граж­данском законодательстве (в частности, п. 3 ст. 952 ГК). В специальной литературе выска­зано предложение об установлении долей (процентов), в пределах которых может быть взыскана компенсация морального вреда с учетом степени вины причинителя вреда (при умышленной вине — 100 %, при грубой нео­сторожности — 50 %, при легкой неосторож­ности — 20 %, при отсутствии вины — 10 %). Полагаем, что реализация такого предложения была бы возможна лишь при законодательном установлении конкретных, фиксированных сумм компенсации морального вреда в зави­симости от вида правонарушения. Данный под­ход не был воспринят национальным законо­дательством. Таким образом, между степенью вины нанимателя и размером компенсации вреда существует прямая зависимость: чем больше степень вины нанимателя, тем больше должна быть и присуждаемая сумма.

Наиболее дискуссионным является критерий степени и характера физических и нравствен­ных страданий, оцениваемых судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуаль­ных особенностей потерпевшего. Гражданское законодательство обязывает суд учитывать как степень, так и характер нравственных и физических страданий. Понятие «степень стра­даний» характеризует их глубину, оценивать которую можно следующим образом: мало­значительное, среднее, значительное проявле­ние страдания. Понятие «характер страданий» указывает на их вид. Например, повышение артериального давления, расстройство сна, аппетита, головные боли как виды физических страданий. Не оспаривая позицию законодате­ля, отметим, что характер страданий не может подвергаться количественной оценке, посколь­ку невозможно определить, что тяжелее: стра­дать от бессонницы или испытывать обиду, унижение. Полагаем, что этот критерий влияет на размер компенсации в совокупности с инди­видуальными особенностями потерпевшего и поэтому учитывается судом.

Обобщение судебной практики показывает, что к фактическим обстоятельствам причине­ния морального вреда относятся:

§        публичный характер нарушения прав (при большом количестве свидетелей);

§        количество потерпевших моральный вред (при массовом незаконном увольнении, трудовом увечье);

§        нарушение нескольких видов трудовых прав (при незаконном увольнении по негативным основаниям ущемляется право работника на деловую репутацию и право на труд);

§        причинение морального и другого вида вреда одновременно (в случае трудового увечья);

§        длящийся характер правонарушения.

 

Пример 1

Судом Заводского района г. Минска было рассмотрено дело по иску П., уволенной по п. 5 ст. 42 ТК, к Парку культуры и отдыха м. 50-летия Великого Октября. Истица пояс­нила, что была уволена за прогул, которого на самом деле не было. Кроме того, директор вымогала у нее 50 долларов США. В случае отказа предоставить деньги директор угрожала увольнением, что и сделала. Поскольку при рассмотрении дела по существу факты, ука­занные истицей, подтвердились, суд, с учетом таких обстоятельств, посчитал необходимым взыскать в качестве компенсации морального вреда 100 тыс. руб.

 

В зависимости от характера правона­рушений суд учитывает и другие значимые обстоятельства: деловую репутацию работ­ника, трудовой стаж, продолжительность работы в данной должности, уровень квали­фикации (при увольнении в связи с сокраще­нием численности или штата по п. 1 ст. 42 ТК с учетом требований ст. 45 ТК), наличие предшествующих дисциплинарных взыска­ний, период, в течение которого трудоустра­ивался работник, наличие иждивенцев на содержании уволенного работника, мате­риальное положение нанимателя, характер предшествующих взаимоотношений работ­ника и нанимателя и др.

 

Данный материал публикуется частично. Полностью материал можно прочитать в журнале «Отдел кадров» № 6 (53), июнь 2005 г. Воспроизведение возможно только с письменного разрешения правообладателя.