№ 6, июнь 2008

Выберите номер:

Купить этот номер
в электронном виде
Совет: Подпишитесь на содержание новых номеров и уведомления об акциях и специальных предложениях журнала «Отдел кадров» на ваш e-mail!

Другие
наши издания

  • Журнал «Экология на предприятии»
  • Журнал «Заработная плата»
  • Журнал «Планово-экономический отдел»

Практика привлечения нанимателей к материальной ответственности за незаконное увольнение работника нуждается в совершенствовании

Рубрика «Трудовое законодательство»

Г.А. Василевич, доктор юридических наук, профессор

В Трудовом кодексе Республики Беларусь решены вопросы выплаты заработной платы незаконно уволенному работнику и восстановленному на прежней работе.

Так, согласно ст. 244 ТК в случаях восстановления работника на прежней работе, а также изменения формулировки причины увольнения, которая препятствовала поступлению работника на новую работу, ему выплачивается средний заработок за время вынужденного прогула.

При незаконном переводе, перемещении, изменении существенных условий труда, отстранении от работы работнику выплачивается по решению органа, рассматривавшего трудовой спор, средний заработок за время вынужденного прогула или разница в заработке за время выполнения нижеоплачиваемой работы.

Наниматель может произвести выплаты, предусмотренные указанной статьей, при отсутствии решения органа по рассмотрению трудовых споров.

При этом Трудовым кодексом предусмотрено возложение материальной ответственности на должностное лицо, виновное в незаконном увольнении, переводе, перемещении, изменении существенных условий труда, отстранении от работы. Так, ст. 245 ТК прямо предписывает, что суд возлагает на должностное лицо, виновное в незаконном увольнении, переводе, перемещении, изменении существенных условий труда, отстранении от работы, обязанность возместить ущерб, причиненный в связи с оплатой за время вынужденного прогула или выполнения нижеоплачиваемой работы. На должностных лиц возлагается обязанность возместить ущерб, если увольнение, перевод, перемещение, изменение существенных условий труда или отстранение от работы произведены с нарушением закона, а также при задержке исполнения решения суда о восстановлении работника на работе, прежнем рабочем месте, прежних существенных условий труда.

Что же показывает практика реализации указанных статей и какие в ней недостатки? Согласно статистике в 2007 г. судами Республики Беларусь было восстановлено на работе 296 человек (в 2006 г. - 305).

В их пользу за вынужденный прогул с субъектов хозяйствования взыскано 276 млрд руб. (в 2006 г. - 177 млн руб.), а с руководителей лишь 10 % (в 2006 г. - 8 %).

По существу, мы имеем дело с игнорированием на практике предписаний ст. 245 ТК.

Для этого находится ряд аргументов, в том числе такой, что в действующем Гражданском процессуальном кодексе нет нормы, аналогичной той, что была в ст. 97 ГПК БССР 1964 г. Согласно указанной статье по делам о восстановлении на работе незаконно уволенных или переведенных работников судья может по своей инициативе привлечь к участию в деле в качестве третьего лица на сторону ответчика должностное лицо, по распоряжению которого было произведено увольнение или перевод. Установив, что увольнение или перевод были произведены с явным нарушением закона, судья в том же процессе возлагает на виновное должностное лицо обязанность возместить государственному предприятию, учреждению, организации, колхозу, иной кооперативной организации ущерб, причиненный в связи с оплатой за время вынужденного прогула или за время выполнения нижеоплачиваемой работы, в размере, предусмотренном законодательством о труде[1].

В этой связи несколько замечаний. Рациональным был подход, в соответствии с которым в одном процессе одновременно решался вопрос о возложении на конкретное должностное лицо обязанности возместить ущерб в связи с оплатой за время вынужденного прогула. Тем самым обеспечивается процессуальная экономия. Причем экономится время, затрачиваемое не только судьей, но и иными лицами, которые вынуждены готовить материалы к другому процессу, являться в судебный процесс и т.д.

Изучение судебной практики показывает, что суды нередко уменьшают размер взыскиваемого с руководителяущерба. Однако анализ ст. 409 ТК, на наш взгляд, не позволяет уменьшать размер взыскиваемого с должностного лица ущерба. Ведь в упомянутой статье речь идет об учете степени вины, конкретных обстоятельств и материального положения работника. Есть примеры, когда допускалось явное нарушение трудового законодательства, но вопреки этому применялась ст. 409 ТК.

Таким образом, законодательство и практика его применения несовершенны. Ранее неоднократно обращалось внимание на то, что законодателю следовало бы предусмотреть материальную ответственность должностного лица лишь за такие нарушения трудового законодательства, которые являются явными.


[1] В редакции Указа от 15 августа 1980 г. СЗ БССР, 1980 г., № 24, ст. 496 и Закона от 10 июля 1998 г. // Ведомости Национального собрания Республики Беларусь, 1998 г., № 28, ст. 460.

 

Данный материал публикуется частично. Полностью материал можно прочитать в журнале «Отдел кадров» № 6 (89), июнь 2008 г. Воспроизведение возможно только с письменного разрешения правообладателя.