№ 11, ноябрь 2004

Выберите номер:

Купить этот номер
в электронном виде
Совет: Подпишитесь на содержание новых номеров и уведомления об акциях и специальных предложениях журнала «Отдел кадров» на ваш e-mail!

Другие
наши издания

  • Журнал «Экология на предприятии»
  • Журнал «Заработная плата»
  • Журнал «Планово-экономический отдел»

Полиграф, или детектор лжи

Рубрика «Секреты управления персоналом»

Новая страница 1

 

О детекторах лжи я знаю только одно — они до смерти пугают людей.

                       Ричард Никсон

 

Полиграф — это прибор, который одновременно фиксирует изменения таких  физиологических процессов, как сердцебиение, кровяное давление и частота дыхания. Полиграф как детектор лжи, применяется во многих полицейских участках, в ФБР и ЦРУ. Этим прибором пользуются федеральные структуры и власти штатов, а также различные частные агентства. В основу работы детектора лжи положен тот факт, что человек в какой-то мере  начинает нервничать, когда говорит неправду. В результате у него учащается сердцебиение, повышается кровяное давление, меняется ритм дыхания и начинается более интенсивное потоотделение, а также происходят другие  изменения. Для того чтобы выяснить нормальную физиологическую реакцию испытуемого, оператор  полиграфа задает ему вопросы, ответы на которые уже заранее известны. Отклонения от нормы  воспринимаются как знак того, что испытуемый говорит неправду.

 

Существует три подхода к  постановке вопросов при проверке на детекторе лжи.

1.                            Тест контрольных вопросов. Этот тест позволяет сравнить физиологическую реакцию испытуемого на вопросы, относящиеся к данному расследуемому делу, и реакцию на вопросы о прошлых его нарушениях или проступках. Часто этот тест проводят для того, чтобы определить, был подозреваемый вовлечен в совершение преступления или нет.

2.                            Тест на дачу заведомо ложной информации. Во время этого теста испытуемого просят отвечать на вопросы отрицательно или давать ложную информацию, чтобы сравнить его физиологическую реакцию в тот момент, когда он говорит  неправду и когда совершенно искренен.

3.                            Тест на признание виновности. Этот тест сравнивает реакцию испытуемого во время ответов на вопросы множественного выбора о преступлении (из нескольких предложенных вариантов необходимо выбрать правильный ответ). В одном из вариантов содержится информация, которую может знать только следователь  и  преступник. 

 

Психологи сомневаются в том, что с научной точки зрения результатам  теста на дачу заведомо ложной информации и теста на признание виновности можно полностью доверять. Однако большинство из них, кто по инициативе American Psychological Association[1] был задействован в изучении данной проблемы, полагают, что только тест на признание виновности базируется на обоснованной научной теории и является «многообещающим  средством получения  достоверных сведений». У этого теста есть один существенный недостаток — его нельзя каким-либо образом контролировать. Кроме того, если у оператора полиграфа нет никаких сведений конфиденциального характера об испытуемом, которые он мог бы использовать при составлении вопросника, то оператор рискует сделать поспешные выводы, основываясь всего лишь на одном или двух «подозрительных» ответах. Существует много причин, по которым испытуемый может выбрать тот самый «изобличающий»  вариант ответа. К тому же, если испытуемый не проявляет должной физиологической реакции на «изобличающие» варианты ответов нескольких вопросов, это еще не значит, что он говорит правду. Он или она может оказаться человеком с неуравновешенной психикой или просто хорошим обманщиком.

Существуют ли доказательства того, что полиграф на самом деле может определить, когда люди лгут? Этот прибор измеряет изменения в показателях  кровяного давления, частоты дыхания и сердцебиения. Предполагается, что когда человек говорит неправду, эти показатели меняются таким образом, что опытный оператор может с легкостью выявить обман. Существует ли какая-нибудь формула или научный закон, который доказывал бы постоянную взаимосвязь между такими физиологическими реакциями и обманом? Нет. Существует ли какое-либо научное доказательство того, что операторы полиграфа  с помощью этого прибора могут выявить обман гораздо эффективнее, чем те, кто пользуется другими способами? Нет. Не существует таких приборов или специалистов, которые могут с высокой точностью определить, когда люди (выбранные случайно) говорят правду, а когда врут.

Некоторые люди, как например сенатор Оррин Хэтч[2], не доверяют результатам, полученным в ходе проверки на детекторе лжи, даже если тестирование проводилось таким экспертом, как Пол Майнор, который руководил подготовкой агентов ФБР. Анита Хилл смогла успешно пройти тестирование на детекторе лжи, которое проводил  Пол Майнор, и который заключил, что все ее ответы были  правдивыми относительно дела Кларенс Томас[3]. Хэтч заявил, что если человек, который может впадать в бредовые состояния, верит в то, что говорит правду, то ему без труда удастся обмануть полиграф. Возможно, Хэтч прав, но способность  людей с неуравновешенной или расстроенной психикой успешно проходить тестирование на детекторе лжи еще не доказывает того, что это устройство не может так же или более точно выявлять обман, чем  другие  методы.

Полиграф не является детектором лжи как таковым, потому что  данный прибор предназначен для измерения сердцебиения, кровяного давления и частоты дыхания, показатели  которых могут меняться в зависимости от множества причин. Нервозность, гнев, печаль, смущение, страх — все эти простые факторы могут изменить частоту сердцебиения, уровень кровяного давления или частоту дыхания. Даже желание выйти в туалет может отразиться на этих показателях. Также существуют причины, которые связанны с физическим состоянием человека, как, например, простуда, головная боль, запор, неврологические осложнения или боль в мышцах, — все это вполне может изменить показатели, фиксируемые детектором. Утверждение, что оператор полиграфа может безошибочно определить, когда физиологические показатели меняются вследствие обмана испытуемого, а когда по причине других факторов, еще не было доказано на практике. Даже если этот прибор показывает, что человек нервничает, это еще не значит, что нервозность вызвана страхом быть уличенным во лжи. Некоторые бояться, что в то время, как они будут говорить правду, полиграф покажет обратное и их несправедливо обвинят во лжи. Кроме того, даже самый ярый сторонник проверки на детекторе не может отрицать, что некоторым обманщикам под силу перехитрить  детектор. Здесь можно вспомнить Олдриха Эймса, осужденного шпиона, который несколько раз проходил тестирование на полиграфе, которое проводило ЦРУ, и ни разу не был уличен в обмане. Этот случай не был принят во внимание  ФБР, которое, однако, ввело в свою практику проверку сотрудников на детекторе лжи после того, как был пойман очередной шпион — Роберт Хансен. До этого ФБР использовало полиграф только для проверки показаний людей, подозреваемых в совершении преступления. По-видимому, в ФБР полагают, что если бы Хансена тестировали на детекторе, его предательства  можно было бы избежать.

В Калифорнии и многих других штатах суды не признают результаты тестирования на полиграфе как доказательство виновности или невиновности подозреваемого. Во-первых, потому что эти результаты не всегда  достоверны, а во-вторых,  вероятность того что полиция в своих целях может исказить данные, полученные в ходе проверки на полиграфе, гораздо выше той, что эти сведения как-то существенно повлияют на исход судебного процесса. Такое тестирование могут легко использовать для нарушения неприкосновенности частной жизни или для запугивания подозреваемых  современными техническими средствами. Скептики полагают, что свидетельствам, полученным при тестировании на полиграфе, можно доверять не более чем показаниям, полученным в состоянии гипноза, которые также не признаются судами Калифорнии и других штатов. Также в 1998 г. Верховный Суд США выразил несогласие с тем, что статья 707 «Руководства для военных судов», раздел «Доказательства», вопреки положениям Конституции лишает подследственных военнослужащих права на защиту. В статье 707 говорится о том, что показания, полученные в ходе тестирования на детекторе лжи, не могут признаваться  военным судом. Американский союз борьбы за гражданские свободы полностью поддерживает ту часть закона «О защите прав служащих в связи с использованием полиграфа», принятом в 1998 г.,  которая  запрещает использовать полиграф «для того чтобы создать определенное мнение о честности сотрудника по результатом диагностики на полиграфе». Однако этот закон не накладывает полный запрет на применение детектора лжи. Федеральным структурам, властям штата и органам местного самоуправления разрешено проводить тестирование правительственных подрядчиков на полиграфе, если речь идет об осуществлении проектов, касающихся государственной безопасности.

В секторе частного бизнеса фирмы, ведущие операции с ценными бумагами, а также  фармацевтические фирмы до сих пор могут проверять на детекторе как своих сотрудников, так и тех, кого еще только собираются принять на работу.  Кроме того, любой наниматель может применить  тестирование на полиграфе в связи с проводящимся расследованием по нанесению экономического ущерба или вреда, причиненного егоее деятельности, при соблюдении следующих условий: подозреваемый сотрудник имел доступ к собственности нанимателя; наниматель обязуется в письменном виде заявить причину  для обоснованного подозрения в виновности сотрудника.

Американский союз борьбы за гражданские свободы поддерживал закон «О защите прав служащих в связи с использованием полиграфа» не только потому, что нет достаточных доказательств того, что полиграф выдает точные результаты, но и из-за  грубых нарушений при проведении тестирований, включая нарушения неприкосновенности частной жизни.

 

Например, для того чтобы определить  «нормальные» физиологические реакции испытуемого, операторы детектора лжи преднамеренно задают такие вопросы, чтобы смутить, испугать или унизить работника. Во время судебного процесса, который был начат Американским союзом борьбы за гражданские свободы в 1987 г., выяснилось, что государственных служащих штата Северная Каролина регулярно заставляли отвечать на такие вопросы, как: когда в последний раз вы случайно оголялись в пьяном виде? Назовите ребенка, к которому вы в последний раз почувствовали сексуальное влечение?

Беспринципные работодатели использовали полиграф, чтобы взволновать, заставить нервничать профсоюзных руководителей и осведомителей, чтобы  принудить работников признаться в нарушениях, которых они никогда не совершали, а также оговорить своих коллег.

Почему же такое количество государственных структур и правоохранительных органов и столько нанимателей в частном секторе хотят использовать полиграф, в то время как в научных кругах валидность результатов тестирования на детекторе в целом не признана? Может быть, это всего лишь принятие желаемого за действительное? Хотят ли приверженцы использования полиграфа верить в то, что существует быстрый  и «грубый» способ  проверки правдивости высказываний испытуемых, так что они закрывают глаза на отсутствие доказательств непогрешимости этого прибора? Возможно, это так, но существуют также и другие факторы, например фактор эзотеричности (таинственности) самой технологии. Полиграф — это прибор, который походит на сверхсложное, ультрасовременное устройство. Только специалисты, прошедшие подготовку в обращении с этой хитроумной машиной, могут правильно управлять процессом тестирования. Те, кто не обладают таким знанием, полностью находятся во власти экспертов, прекрасно разбирающихся в высоких технологиях и прошедших специальное обучение. Им-то и достается желанная награда, а именно: решение о том, кто из испытуемых говорит правду, а кто нет.

Есть еще одна причина, почему детектор лжи пользуется такой популярностью, —  это фактор прагматического заблуждения в том, что он действительно непогрешим! Каждый случай применения детектора может служить примером того, что этот прибор на самом деле безошибочен.  Есть случаи, когда испытуемые, проходя тестирование, были уличены в даче ложной информации, и потом их обман подтверждался другими доказательствами. Есть также примеры, когда люди во время тестирования, видя, что им не удается обмануть полиграф, неожиданно сознавались. Что может служить доказательством того, что количество случаев выявленного обмана при тестировании на детекторе и впоследствии подтвержденного другими сведениями превышает количество случаев, когда обман был раскрыт иными методами, не связанными с применением технических устройств? Таких доказательств нет. Подтверждения носят эпизодический характер или основываются на ошибочных умозаключениях, как например, уверенность в том, что если какие-либо явления взаимосвязаны, то одно обязательно является следствием другого.

С другой стороны, возможно, одной из главных причин, почему так много государственных структур, правоохранительных органов и нанимателей в частных организациях пользуются полиграфом, является их уверенность в том, что тестирование на детекторе испугает обманщиков, которые ищут работу, или поможет вырвать признание у тех, кто совершил проступок. Другими словами, те, кто применяют  полиграф, не уверены в том, что он действительно может правильно определить ложь, но точно знают, что испытуемые должны думать, что это устройство может поймать их на вранье. Таким образом, в итоге результат точно такой же, как если бы полиграф на самом деле всегда выдавал безошибочные данные:  обманщик/ мошенник не будет принят на работу, а непорядочный сотрудник попадется.  

 

 


 

[1] American Psychological Association (Американская Ассоциация Психологов) — научная и профессиональная организация психологов США, расположенная в г. Вашингтон, округ Колумбия.

 

[2] Оррин Хэтч — сенатор-республиканец от штата Юта, председатель юридического комитета Сената США.

[3] В 1991г. чернокожая профессор права Анита Хилл публично обвинила своего шефа Томаса Кларенса, начальника в ЕЕОС — организации, призванной бороться с сексуальными домогательствами, в приставаниях. И хотя показания Аниты Хилл не помешали его назначению на должность судьи в Верховном Суде США, эта проблема стала насущной для американской общественной жизни.

 

Данный материал публикуется частично. Полностью материал можно прочитать в журнале «Отдел кадров» № 11 (46), ноябрь 2004 г. Воспроизведение возможно только с письменного разрешения правообладателя.